15:53 

Людмила Улицкая "Весёлые похороны"

Не все книги одинаково полезны


В огромном полупустом лофте в Нью-Йорке лежит на кровати маленький худенький человек. Его зовут Алик, он эмигрировал из СССР. Он художник. Он беден, весел и довольно молод. Он умирает.
Он лежит парализованный и, вероятно, вспоминает свою жизнь. Ведь лучше всего жизнь человеческая смотрится с какого-нибудь из концов: когда все ещё впереди и и когда всё уже в прошлом. Середина обычно мало впечатляет.
Впрочем, я могу лишь предполагать, о чём думает Алик. Его мыслей на страницах этой книги практически нет. За Алика его жизнь вспоминают его любовницы и друзья. И тех и других так много, что впору делиться. А всё почему? А потому, что Алик - праздник в их жизни. Человек бесконечного здесь и сейчас. Восхитительно, ослепительно счастливый раздолбай и неудачник.
В одной из рецензий его назвали идеалом, который пытаются вылепить из пациентов психотерапевты. Это чертовски точное определение. Рыжий художник Алик просто наслаждается тем, что у него есть. Умение, которое многим не освоить и за всю жизнь.
Поэтому к нему и тянет.

4,5/5
Полбалла снимаю поскольку книга не эпохальная, не исключительная для меня. Приятное, но проходное чтиво.
Цитаты:

"Уверяю вас, неверующих не бывает. Особенно среди творческих людей. Содержание веры разное, и чем выше интеллект, тем сложнее форма веры."

"Но в ту минуту от злости и от жестокой справедливости его слов она выскочила в окошко и съехала на заднице к краю крыши, а потом встала во весь рост рядом с бутылками и присела на корточки — еще никто не смотрел в ее сторону, кроме Алика, — обхватила пальцами горлышки крайних бутылок и сделала на них стойку. Острые носки ее туфель замерли на фоне лиловеющего неба. Те, кто сидел лицом к окну, увидели стоящую на руках Ирку и замолчали."

"Алик был кумиром женщин едва ли не от рождения, любимцем всех нянек и воспитательниц еще с ясельного возраста. В школьные годы его приглашали на дни рождения все одноклассницы и влюблялись в него вместе со своими бабушками и их собачками. В годы отрочества, когда охватывает дикое беспокойство, что уже пора начинать взрослую жизнь, а она все никак не задается и умненькие мальчики и девочки кидаются в дурацкие приключения, Алик был просто незаменим: принимал дружеские исповеди, умел и насмешить, и высмеять, а главное, редкостное, что от него шло, — совершенная уверенность, что жизнь начинается со следующего понедельника, а вчерашний день вполне можно и вычеркнуть, особенно если он был не вполне удачен. Позднее перед его обаянием не устояла даже инспекторша курса в театрально-художественном училище, по прозвищу «змеиный яд»: четыре раза его выгоняли и три, хлопотами влюбленной инспекторши, восстанавливали."

@темы: Улицкая, Людмила

URL
   

бложик о книгах

главная